Какие ошибки допускают пластические хирурги? Интервью с Хавьером де Бенито

22/04/2016

Яна Зубцова встретилась с Хавьером де Бенито, входящим в топ-10 пластических хирургов мира, и узнала, что он думает о женщинах, PRP-терапии и главных ошибках врачей.

Среди хирургов-пластиков Хавьер де Бенито — почти легенда. Он оперировал политиков — например, лидера Каталонии Жорди Пуйоля, был одним из первых хирургов, которые в 1982-м провели одномоментную операцию по удалению груди из-за злокачественной опухоли и установке имплантатов, первым стал ставить каплевидные анатомические имплантаты груди вместо круглых и написал два учебника по эстетической медицине. Это если перечислять его регалии в двух словах. И еще он был президентом международного сообщества пластической и эстетической хирургии. В Барселоне и Мадриде у него своя клиника — говорят, там немалые очереди из желающих омолодиться и прихорошиться. Я слышала о Хавьере де Бенито от его коллег миллион раз, всякий раз — с восторженным придыханием, а встретилась впервые пару дней назад в клинике Bellefontaine в Композиторском переулке, куда он теперь регулярно приезжает для консультаций и операций.

Спросила его о том, что лучше — делать фейс-лифтинги регулярно, но малой кровью, или один раз в 10 лет, но радикально, выяснила, что он думает по поводу некоторых модных методик anti-age — ну и заодно убедилась, что он чертовски обаятелен, и еще раз пришла к выводу, что хороший хирург-пластик должен быть таким, которому хочется сразу и душу излить, и поверить насмерть, и замуж выйти навсегда:)



— Если сравнивать скорости, с которой развиваются косметология и пластическая хирургия, то складывается впечатление, что первая скачет, как антилопа, а вторая ползет, как черепаха. За двадцать лет, что я пишу о красоте, косметологи перепробовали миллион методик, а хирурги, кажется, как резали, так и режут:) Но вы все-таки были пионером во многих случаях. Что, по-вашему, принципиально изменилось со времен Гиппократа?



— Появились малотравматичные эндоскопические операции (я, кстати, первый, кто в Испании сделал эндоскопическую подтяжку лба) и нитевой лифтинг. За последнее стоит сказать спасибо вашему соотечественнику, Марлену Суламанидзе, он изобрел нити Aptos, с них все началось. Недавно его сын, тоже талантливый доктор, вел конференцию по скайпу, и я попросил коллег поаплодировать ему как сыну человека, изменившего ход эстетической медицины.



— Да, Марлен гений. Он мне рассказывал, как экспериментировал с этими нитями, вживляя их в руку своей жене – на ком еще ставить опыты, как не на женах?:)



— Конечно, жена же в суд не подаст! Так вот благодаря нитевому лифтингу, эндоскопии, ботоксу и филерам мы теперь по-другому беседуем с пациентом. Раньше – если говорить об анти-эйдже — всем делали фейслифт, без вариантов. Приходил пациент, говорил – док, у меня все неплохо, но вот тут хотелось бы подтянуть. Я говорил, — ок, но это потребует операции и восстановительного периода. Пациент: «Как? Мне же совсем немного надо подтянуть». Тогда я приводил пример с бутылкой воды. Неважно, испытываете вы страшную жажду или хотите только пригубить, вам так или иначе надо открыть бутылку. Вы хотите подтянуть 0,5 мм, но я должен сделать операцию, и да, вы получите гематому, отек, и так далее. Новая философия подразумевает другой разговор. Пациент говорит – «Я хочу подтянуть вот это». Врач спрашивает: «Сколько у вас времени?» — «Два часа». Два часа – ок, делаем ботокс и филлеры с гиалуроновой кислотой. Пациент все равно будет выглядеть лучше. «Доктор, у меня есть уикенд». Отлично, делаем ботокс и филеры и добавляем нити. «Доктор, у меня есть 5 дней, ну, неделя максимум». Хорошо, в этом случае добавляем эндоскопический лифтинг, самый малотравматичный из операционных вмешательств вариант, он не дает больших гематом и отеков. И можем сделать еще и блефаропластику – через неделю, используя макияж, вы выйдете на работу. И, наконец, пациент говорит – «Док, у меня есть время, я могу работать по интернету, у меня не запланирована через неделю свадьба или важное совещание на другом конце земли». «Прекрасно, — говорю я, — тогда можно говорить о масштабном лифтинге».



— Некоторые доктора отрицают смысл всех этих нитевых лифтингов и эндоскопии. Они говорят, что только SMAS (глубокая подтяжка) дает стойкий эффект. Другие доктора говорят, что этот ваш SMAS — слишком травматично, лучше делать менее кровавые операции, но чаще, раз в 5 лет, например. Вы что по этому поводу думаете.



— Я вам так скажу: за последние 5-6 лет процент масштабных фейслифтинговых операций в США снизился на 65 %. Сейчас мало у кого есть возможность сидеть дома 3 недели и восстанавливаться. Кризис! Вас за это время просто уволят. Многие не могут себе позволить большие операции по финансовым соображениям — это же два-три часа операционной, анастезиолог, наркоз, день в больнице, за все надо платить. Что касается эффекта и его стойкости, тут нет стопроцентно точных данных. Да, мы говорим, что ожидаем, что он будет держаться 8-10 лет. Но это не гарантия, это наши ожидания. Четыре крупных американских пластика провели эксперимент, я видел результаты. Один из них — адепт агрессивных методик. Другой предпочитает самые нетравматичные. И двое работают как бы посередине. Они все соперировали 4 пары близнецов, разными техниками, и отслеживали отдаленные последствия – через год и через 5 лет. Те, кому были сделаны soft-операции, спустя 5 лет имели основания для повторной операции. Небольшие, но имели. Но те, кому делали более агрессивные операции, тоже имели эти основания. И иногда даже раньше, спустя 3-4 года после первой. Таковы результаты эксперимента. Но это не значит, что большие операции делать не надо. Это значит, надо исходить из конкретного случая, отталкиваться от конкретного пациента, его типа лица, типа старения, его возможностей и ожиданий. Иногда действительно показан масштабный фейслифт. Иногда можно обойтись малой кровью. И нет одного ключа, который открывает все двери.



— И хирург должен владеть всеми методами? Обычно доктор выбирает свой конек, седлает его — и уже не слезает, утверждая, что именно эта лошадка приходит к финишу первой.



— Это неправильно, это ошибка. Хирург должен уметь делать все, от установки нитей до max-лифтинга и SMAS-лифтинга. И выбирать не ту технику, которой он лучше владеет, а ту, которая в данном случае оптимальна.



— А что вы думаете по поводу использования жира пациента для увеличения груди? Или об использовании того же жира в качестве филеров для скул? В жир добавляют тромбоциты или стволовые клетки и внедряют его в область молочных желез. Тоже модная история.

— Со стволовыми клетками до сих пор не все ясно. Недавно была очередная международная конференция по этому поводу. Врачи разделились на два лагеря. Одни утверждали, что мы уже можем использовать стволовые клетки. Другие говорили: «Давайте еще подумаем.» Смешав жир пациента со стволовыми клетками, мы должны ждать минимум 3-5 лет, чтобы понять, какой результат мы получили и не чревато ли это осложнениями. Мы не знаем, чем это может кончиться. Так что про стволовые клетки я готов слушать, но не готов их сам использовать. Тем более, что я не до конца понимаю, зачем ставить имплантаты из жира и стволовых клеток, если есть отличные имплантаты, с которыми уже всем давно все ясно. Роже Кури, доктор из Майями, мой близкий друг – да, он делает реконструкцию груди с помощью жира. Но вы должны понимать: в этом случае вам предстоит не одна, а две-три операции. Во-первых, сама липосакция (жир же надо откуда-то взять). Во-вторых, за один раз это не делается – есть ограничения по объему отсасываемого и вживляемого жира, плюс он частично абсорбируется организмом. Поэтому каждые 6-8 месяцев пациент должен приходить «за добавкой». Если вы хотите увеличить грудь на полразмера – ок, можно использовать жир. Если больше (а женщины обычно хотят добавить размера два) – эта методика себя не оправдывает. Для филеров на скулы и под глаза? Ну да, можно. Но гиалуроновая кислота работает не хуже. Вы хотите жир – ладно, поставим жир. Хотя вам придется сделать заодно и липосакцию. Оно вам надо?.. С другой стороны, если у вас склонность к отекам сильная, и гиалуроновая кислота ее только усиливает – возможно, это ваш вариант. В нашей работе нельзя использовать два слова: «никогда» и «всегда». Это медицина, а не алгебра. Тут ничего не бывает «никогда» и ничто не может быть «всегда». Сколько пациентов, сколько врачей, сколько методик – столько и случаев.

— А есть какие-то техники, в которых вы лично разочаровались?

— Новые техники появляются с такой скоростью, — только диву даешься. Каждый продавец приходит, как на рынок, на очередной конгресс или выставку и предлагает товар. Если всему верить, придется признать, что люди продолжают стареть и покрываться морщинами чисто по недоразумению или от собственной лени. Я попробовал поработать с PRP-терапией. Наверное, был первым в Испании, кто это сделал. Это было в 2001-м году. В течение года я провел собственное исследование. Сделал эту процедуру 110 пациентам. Причем — с их согласия, конечно — колол инъекции только в одну половину лица. И я не увидел ни малейшего различия между левой и правой половиной. Ни одного. С тех пор, когда ко мне приходит очередной продавец очередного усовершенствованного метода PRP, — я говорю “sorry”. Да, кратковременный эффект это дает, как любая травма – она вызывает ускоренную работу клеток. Но с тем же успехом можно колоть лицо иголками. Гораздо дешевле, между прочим. Вообще я часто предпочитаю ждать. Мне важны отдаленные результаты. У меня есть друг, фермер, занимается землей. Он говорит: мы знаем, что для того, чтобы вырастить рис, нужна земля, нужны удобрения, нужны работники и так далее. Это мы можем гарантировать. Но вот сколько в этом сезоне будет дождей — мы гарантировать не можем. А если ни одного? Как врач я должен знать, что делать, если в этом сезоне не будет ни одного дождя.

— Допустим, я женщина, мне 45 и я не хочу стареть. Сколько денег в год мне требуется, чтобы воплотить свое желание в жизнь?

— О-о-о-о-о… Допустим, вы женщина, вам 45 и вы хотите новое платье и сумку. Сколько денег вы готовы на это потратить? Вы можете пойти в Zara, а можете – в Chanel, и итог для вашего бюджета будет разный, хотя свое желание вы осуществите.

— Ну ладно, давайте перечислим необходимый минимум – и желаемый максимум процедур, которые надо сделать.

— Окей. Ботокс – примерно два раза в год, плюс-минус. Это около 1000 евро. Филеры – еще 2000 евро, мезотерапия, термаж, кремы, спортзал… Хирургию не берем. В общем, я бы сказал, в 7 — 10 тысяч евро можно уложиться. С операциями – умножьте на два. Звучит, конечно, бодряще. Но если сравнить со стоимостью стрижки… которую надо делать каждый месяц… И маникюр, который вообще каждую неделю… Да, вообще быть женщиной – занятие затратное.



— Мой любимый вопрос докторам, которые работают в разных странах и видят пациенток разных национальностей. Мы чем-то отличаемся друг от друга? Или все одинаковые?



— Я работаю в Саудовской Аравии и в Москве, в моей клинике в Барселоне 47 % — иностранцы. И все разные. Русские – ужасные перфекционистки. Не знаю, почему, может быть, тут столько красоток, что конкуренция очень жесткая?.. Но она заходит в кабинет и говорит: «Док, мне надо вот это, вот это, это и вот это. И еще посмотрите, может, мне нос поправить?» Я смотрю – и говорю: «Вы уверены?.. По-моему, все хорошо, и нос отличный, приходите через 10 лет?» Она говорит: «Я хочу сделать все сейчас, в профилактических целях!» Я говорю: «Но вы же не принимаете душ до того, как испачкались? В профилактических целях?» Русские не хотят ждать, пока состарятся. А испанки часто тянут до последнего. А потом хотят все исправить двумя уколами. А арабские женщины другие. Они постоянно в соревновании с другими женщинами. Там же многоженство. И они все время друг с другом соревнуются. Поэтому прибегают к операциям очень часто. На людях носят закрытую одежду и чадру, зато дома рассматривают друг друга: «Ага, вот она сделала подтяжку! А она переделала нос! И мне надо». Имплантаты, липосакция – все это там очень популярно. Кстати, они же, по-моему, покупают самое роскошное белье, чем кто бы то ни было еще в мире. Европейские женщины стараются скрыть, что побывали у хирурга. Самый главный вопрос, насколько это будет заметно. И чтобы никто не узнал. А американки на эту тему не волнуются. Свой фейслифтинг они обсуждают так же, как поход к дантисту или парикмахеру. Наоборот, если ты сделала пластику, значит, у тебя есть деньги и у тебя все ок. Когда я был маленьким, в Испании считалось стыдным носить брекеты. Сейчас их носят чуть ли не с бриллиантами. Культура меняется. Но все это, конечно, незначительные различия. Женщины в целом похожи. И я еще не встречал ни одну, которая хотела бы постареть.



— Какая самая часто встречающаяся ошибка пластических хирургов?



— В один прекрасный момент уверовать, что ты — Бог. И можешь все сделать и все изменить по своему образу и подобию.


Beauty Insider

Новости по теме
3D-УЗИ диагностика на самом современном Voluson e10
Ультразвуковое исследование по методу доктора Воеводина
Криолиполиз - эффективная процедура безоперационного удаления жировых отложений. При криолиполизе жировые клетки разрушаются на протяжении 2-3 месяцев после процедуры.
Помощь при эндометриозе. Уникальная технология лечения, которая дает женщине шанс стать мамой. Гость программы - главный акушер-гинеколог России Лейла Адамян.